Джон Варли. Леденец и Липучка



- Хрррлло. Хррр. Алло. Алло.
Кто-то обращался к Ксантии с другого конца десятикилометровой металлической трубы, перекрикивая шум, поднятый гигантскими разгневанными пчелами, натыкающимися на гонги и цимбалы. Таких помех ей никогда не доводилось слышать.
- Алло? - отозвалась она. - Что вы делаете на моей волне?
- Алло. - Помехи остались, но голос стал чуть отчетливее. - Волна. Поиск, поиск, настройка на волну... наилучший прием при... Алло? Слышишь меня?
- Да, слышу. Вы забиваете мою... Мое радио даже не... - Она шлепнула панель рации ладонью, невольно прибегнув к древнему ритуалу, о котором люди вспоминают всякий раз, когда творения их рук начинают упрямиться. - Мое проклятое радио даже не включено. Вам это известно?
Она с облегчением ощутила, как внутри нее вскипает гнев. Что угодно, лишь бы не казаться самой себе потерявшейся дурочкой.
- Это не обязательно.
- Что значит не... кто вы такой?
- Кто. Испытываю... Я, местоимение, да, я испытываю трудности. Оставайся с. Мной? Да, местоимение. Оставайся со мной. Я не "кто". Что. Ч_т_о я такое?
- Ну, хорошо. Ч_т_о ты такое?
- Пространственно-временной феномен. Гравитационный и при чинный колодец. Черная дыра.
Ксантии не нужно было объяснять, что такое черная дыра. Все восемнадцать лет своей жизни она охотилась на них вместе с сестрой-клоном Зоетропой. Но разговаривать с дырой ей никогда не приходилось.
- Предположим, ты и в самом деле черная дыра, - сказала она, начиная гадать, уж не Зоя ли ее таким заумным способом разыгрывает, - примем это за гипотезу. Тогда как ты можешь со мной разговаривать?
Послышался звук, напоминающий рокочущий хлопок маневрового двигателя. Потом повторился.
- Я манипулирую структурой пространства-времени... нет, пожалуйста, оставайся на связи... на связи. Я манипулирую структурой пространства-времени, испуская модулированные гравитационные волны узким... узким конусом. Я направляю его на динамик твоего радио. Ты слышишь. Меня.
- Что это опять было? - спросила она, услышав очередную какофонию.
- Я совершенствуюсь. Буду совершенствоваться. Я пронизываю само пространство, сквозь... оставайся на связи, оставайся на связи. Справка. - Послышались звуки, какие бывают, если ленту с записью быстро промотать мимо воспроизводящей головки. - Го- ворит Би-Би-Си, - произнес явно человеческий голос, слегка за- битый статикой. Лента заверещала снова. - ...густа третьего, в
год Господа нашего тысяча девятьсот пятьдесят седьмой. Сегодня в... - Лента снова метнулась мимо головки.
- Эксперимент Челсона-Морли опроверг существование мирового эфира. Тщательно продуманное расположение вращающейся призмы...
Металлический голос послышался вновь:
- Эфир. Я пронзаю само пространство, прохожу сквозь... оставайся на связи. - На сей раз процесс оказался короче. Она услышала фрагмент, похожий на приключенческий видеосериал. - Сквозь пространственную деформацию в эластичном эфирном континууме...
- Погоди-ка. Только что ты говорила другое.
- Я совершенствуюсь.
- Продолжай. Нет, погоди - чем ты там занимаешься? Что это за штучки с записями?
Голос ненадолго смолк, а когда зазвучал снова, помехи нем ного стихли. Но все же голос не был человеческим. Компьютер?
- Я не привыкла говорить. Мне это не нужно. Но я выучила ваш язык, слушая радиопередачи. Я разговариваю с тобой посредством индетерминированных статистических конкатенаций. Гравитационные волны и вероятность, что в случае причинной сингулярности не одно и то же, обеспечивают возникновение нерационального события.
- Зоя, это ведь ты, да?
Ксантии исполнилось только восемнадцать земных лет, и это был ее первый космический полет далеко за Плутоном, в огромной кометной зоне где пространство становится по-настоящему плоским. Вся ее жизнь была посвящена тому, как отыскивать и ловить черные дыры, но они попадаются не очень-то часто. Ксантия родилась через год после начала полета, и еще год оставался до его окончания. Единственным человеческим существом, которое она видела за свою жизнь, была Зоя - ее абсолютный двойник. Единственное отличие состояло в том, что Зое исполнилось уже сто тридцать пять лет.

Их домом был "Ширли Темпл", корабль массой пятнадцать тысяч тонн с ядерным двигателем, зарегистрированный в Лоуэлле на Плутоне. Зоя владела им целиком и полностью; во время первой своей охоты, много лет назад, ей удалось отыскать черную дыру пятого калибра, и она мгновенно разбогатела. Большинству охотников за дырами везло гораздо меньше.
Зою отличало необычное стремление к одиночеству. Почти все удачливые охотники оседали где-нибудь в комфорте, покупали крупные компании, или вкладывали деньги и припеваючи жили на проценты. Они или не желали, или не могли заставить себя провести еще двадцать лет в одиночестве. Зоя же снова отправилась в поиск, и в третьем полете снова отыскала дыру. Сейчас подходил к концу пятый.
Но по каким-то причинам (Ксантия так и не поняла ее объяснений) на сей раз она пожелала иметь спутника. А кто может стать лучшим компаньоном, чем ты сам? Установив на борту "Ширли" необходимое медицинское оборудование, она создала свою точную копию, и вырастила малышку, как свою дочь.

* * *

Ксантия с трудом развернулась в тесном отсеке управления "Леденца", сунула голову в кормовой люк, за которым располагалась комнатушка для упражнений, но ничего не обнаружила. Она сама не знала, что именно ищет. Затем, схватив отвертку, атаковала панель, прикрывающую радиоблок.
- Что ты тут делаешь одна? - поинтересовался голос.
- Почему бы т_е_б_е не рассказать об этом м_н_е, Зоя? - буркнула Ксантия, снимая панель и раздраженно отпихивая ее в сторону. Из полутемного пространства, только что прикрытого панелью, потянуло запахами масла и парафина. Сморщив нос, она направила внутрь тонкий, как карандаш, луч фонарика, перемещая пятнышко света с блока на блок. Все они были ей столь же знакомы, как близлежащие коридоры для родившегося на планете ребенка. Все оказалось на месте, ничего лишнего не прибавилось. Большинство блоков было залито в пластик, защищающий самые важные схемы от влаги или пыли. Никаких следов или отметин на пластике тоже не обнаружилось.
- Связь затрудняется. Я не твоя мать. Я гравитация и причинность...
- Она не моя мать! - рявкнула Ксантия.
- Судя по моим записям, она оспорила бы твое утверждение.
Ксантии не понравилась произнесенная таинственным голосом фраза, но в душе она была вынуждена признать, что подстроить такое Зоя попросту не смогла бы. Выходит, остается последняя из возможных причин: она и в самом деле зговаривает с черной дырой.
- Она не моя мать, - повторила Ксантия. - А коли уж ты подслушивала все наши разговоры, то сама з_н_а_е_ш_ь, для чего я тут болтаюсь в спасательной шлюпке. Зачем же спрашивать?
- Я хочу помочь тебе. По вашим разговорам я поняла, что за последние несколько лет между вами возникла напряженность. А ты стала взрослой.
Ксантия уселась в кресло пилота. У нее слегка закружилась голова.

* * *

Охота на дыры - тонкое экономическое балансирование на грани между необходимостью выживания и ограничением массы. Начальные вложения средств огромны, а их возврат далеко не гарантирован, поэтому потенциальный охотник должен или иметь доступ к кредиторам, согласным на большой риск, или финансовую
независимость.
Никакому консорциуму или корпорации не удалось получить прибыль за счет широкомасштабного поиска дыр. Правительство Плутона до сих пор сохраняет монополию на использование не возвращаемых роботов-разведчиков, но за многие годы оно убедилось, что как только разведчику удается обнаружить дыру, тут же начинается гонка, участники которой стремятся первыми добраться до нее и заявить о своих правах. Посланные же за такими дырами корабли обычно бесследно исчезали после схваток с пиратами вдали от закона и правопорядка.
Потребность в дырах оказалась настолько большой, что образовавшуюся экономическую нишу заполнили старатели-одиночки, которых материально поддерживали те, кто не желал платить слишком большой подоходный налог. Девяносто процентов старателей терпели банкротство. Но, как и в случае с золотом и нефтьюв прошедшие времена, потенциальная прибыль была огромной, поэтому в желающих рискнуть недостатка не испытывалось.
Охотники вылетали с Плутона и разгонялись на пределе мощности двигателей, потом дрейфовали от десяти до пятнадцати лет, не спуская глаз с детектора массы. Иногда они отмахивали на половину светового года от Солнца, и лишь затем тормозили, разворачивались и летели обратно. С уменьшением массы увеличивался радиус поиска, поэтому охотились, как правило, в одиночку.
Пробовали, конечно, летать и парами, но компаньоны, наткнувшиеся на дыру, редко возвращались вдвоем - один из них, как правило, погибал от несчастного случая. За дырами охотился народ жадный, себялюбивый и корыстный.
От оборудования требовалась в первую очередь надежность. Запасные части обходились слишком дорого в смысле массы, поэтому охотнику приходилось отбирать каждый предмет, делая мучительный выбор. Что лучше: оставить его на Плутоне с риском погибнуть после поломки, или же взять с собой, уменьшив радиус поиска и упустить из-за этого вожделенную дыру, не дотянув до нее какой-то одной жалкой АЕ?* Охотникам поневоле приходилось учиться чинить, латать и изобретать, потому что через двадцать лет даже безотказные узлы с тройным дублированием начинают работать на последнем издыхании.

Зоя долго пыталась привести в чувство отказавший на ее корабле детектор массы, но в конце концов признала, что задачка ей не по силам. Основной детектор сломался еще десять лет назад, а шесть лет спустя начал барахлить и второй. Она попробовала собрать работающий детектор из блоков, выдранных из обоих, и целый год комбинировала детали и так, и сяк, скрепляя их чуть ли не шпильками и жевательной резинкой. Безнадежно.
Зато по сравнению с кораблями других охотников "Ширли Темпл" был настоящим дворцом. Отыскав целых две дыры, Зоя могла не экономить. Она накупила запасных частей, сменила двигатель на более мощный, и даже решилась на неслыханную роскошь - спасательную шлюпку.
Покупка шлюпки и впрямь отдавала экстравагантностью, если бы не одно обстоятельство - ее навигационное оборудование включало и детектор массы. Зою подкупило именно это, поскольку радиус автономного полета кораблика равнялся всего восемнадцати месяцам, и был он, по сути, бесполезен - за исключением начала и конца полета, когда до Плутона еще рукой подать. На нем имелось множество съемных блоков и узлов, залитых в пластик, чтобы неопытные пассажиры не поддались соблазну в них поковыряться и стать жертвами несчастного случая или поломки. Детектор массы на шлюпке далеко уступал детектору на "Ширли" по
дальнодействию или точности. Его можно было вынуть или заменить, но калибровке он не поддавался.
После поломки главного детектора они начали автономные трехмесячные полеты на шлюпке. Поначалу, еще не доверяя Ксантии управление "Ширли", Зоя брала ее с собой, но потом они поменялись ролями.
- Вот почему я здесь одна, - сказала Ксантия. - Мне нужно удалиться от "Ширли" на десять миллионов километров, чтобы ее масса не влияла на детектор. Мой инструмент откалиброван так, чтобы игнорировать массу только этого корабля, но не "Ширли". Я проведу в полете три месяца, это достаточно безопасная длительность пребывания на "Леденце", учитывая состояние его систем жизнеобеспечения. Как раз успеваешь понять, что такое одиночество. Потом возвращаюсь заправиться и пополнить припасы.
- "Леденец"?
Ксантия смутилась и покраснела.
- Ну, я так назвала нашу шлюпку, когда стала проводить на ней так много времени. У нас в библиотеке есть записи Ширли Темпл, я услышала, как она поет ту самую песенку, вот и...
- Да, я тоже ее слышала. Я слушаю радио уже очень давно. Так что, ты больше не веришь, что это шуточка твоей матери?
- Она н_е моя... - начала Ксантия, и тут же поняла, что снова упомянула Зою в третьем лице.
- Даже не знаю, что и думать, - растерянно произнесла она. - Почему ты это делаешь?
- Я чувствую, что ты все еще смущена. И хотела бы получить доказательство того, что я то, за что себя выдаю. Поскольку же ты через минуту сама об этом подумаешь, могу спросить и сама. Как по-твоему, почему меня до сих пор не засек твой детектор массы?
Ксантия рванулась, но ремни кресла удержали ее на месте. И верно, стрелка на шкале детектора даже не шелохнулась.
- Ладно, и в самом деле, почему?
Ксантия охватило бессильное отчаяние. Она была уверена, что наступил момент наказания, ведь она только что проболталась насчет "Леденца" - она держала это название в секрете от Зои - к тому же признала вслух, что Зоя не ее мать. То был ее маленький личный бунт, но у нее не хватало духу признать этот факт перед Зоей. А теперь она сбросит маску, подумала Ксантия, расскажет, как все проделала, и выставит меня дурой.
- Все очень просто, - ответил голос. - До сих пор ты была слишком далеко от меня. Взгляни-ка снова.
Стрелки прибора уже дергались, показывая наличие дыры седьмого размера. А масса такой дыры равна примерно одной десятой массы астероида Церера.

* * *

- Мамочка, а что такое черная дыра?
Маленькой девочке было семь лет. Вскоре она назовет себя Ксантией, но пока что она не испытывала потребности в имени, а мать все никак не могла подобрать подходящее. Нужда в именах или названиях возникает тогда, рассуждала Зоя, когда имеется как минимум два одинаковых предмета. А на "Ширли" их было всего двое - как тут можно что-то перепутать? И когда девочка над этим задумается, то скорее всего предположит, что ее зовут Эй или Милочка.
Она была маленького роста, совсем как в свое время Зоя, и росла, до мельчайших подробностей повторяя Зою, какой она была более ста лет назад. Девочка пока не сознавала, что красива: темные глаза, слегка по-восточному раскосые, смуглая кожа и волосы ослепительной блондинки - генетическая смесь китайской и негритянской кровей, слегка приправленная генами других рас.
- Я уже пыталась тебе это объяснить, - сказала Зоя. - Тебе еще не хватает знания математики. Вот начнешь разбираться в уравнениях пространства-времени, и тогда через годик сможешь все понять сама.
- Но я хочу знать сейчас.
Черные дыры были для ребенка загадкой. Сколько она себя помнила, они только и занимались поисками, но пока что не отыскали ни единой дыры. Девочка много читала - заняться ей было практически нечем - и теперь гадала, нельзя ли отнести их к той же категории, куда она после долгих размышлений занесла Санта Клауса и эльфов.
- Ладно, если я попробую объяснить снова, пойдешь спать?
- Обещаю.
И Зоя принялась пересказывать историю Большого Взрыва, произошедшего давным-давно, когда еще могли образовываться маленькие черные дыры.
- Насколько нам известно, все маленькие черные дыры вроде тех, которых мы ищем, возникли именно тогда. В наше время но вые дыры могут появляться при коллапсе очень больших звезд. Когда материя звезды выгорает, а внутреннее давление, стремящееся расширить газовый шар, слабеет, начинает брать верх гравитация, стремящаяся звезду сжать.
Зоя сложила ладони чашечками, изображая искривление пространства, а двигая ими от края к центру и обратно попыталась изобразить внутреннее давление ядерной реакции внутри звезды. Подобные объяснения давались ей ничуть не легче, чем рассказы о сексе для предыдущих поколений. Если честно, она не была релятивисткой, и так до конца не смогла усвоить немного безумные предпосылки, на которых покоилась теория черных дыр. Зоя по дозревала, что никому не дано увидеть черную дыру собственными глазами, а раз так, то не все ли равно, знаешь ли ты теорию? Но она была достаточно практична, чтобы на этот счет не тревожиться.
- А что такое гравитация? Я забыла. - Ребенок трет глазки, пытаясь не заснуть. Она упорно старается понять, но уже знает, что снова, в очередной раз, упустит суть объяснения.
- Гравитация - это сила, стягивающая Вселенную в единое целое. Ее клей, ее заклепки. Она взаимно притягивает все вокруг нас, и, чтобы преодолеть ее притяжение, требуется энергия. Помнишь, что случилось, когда я разгоняла корабль? Я специально обратила твое внимание.
- Так это из-за гравитации все начало перемещаться в одну и ту же сторону?
- Правильно. И нам нужно соблюдать осторожность, потому что мы редко задумываемся о гравитации. Следует проверять, закреплены ли разные предметы, потому что при разгоне они начинают падать в сторону кормы. А тем, кто живет на планетах, приходится постоянно помнить о гравитации. Им необходимо иметь что-либо прочное между собой и центром планеты, иначе они упадут вниз.
- Вниз, - пробормотала девочка слово, которое никак не могла усвоить с самого раннего детства. Кажется, она наконец поняла его смысл. Ей представились всевозможные места, где "низ" всегда расположен в одном и том же направлении. Странная картина. Там было множество столов, на которые можно что-либо поставить, стулья, на которых можно сидеть, и даже странные контейнеры без крышек. В комнатах на планетах без толку пропадало целых пять стен из шести, и лишь одна из них, "пол", годилась хоть на что-то.
- Выходит, ноги им нужны для борьбы с гравитацией? - спросила малышка, уже зевая.
- Да. Ты видела на картинках людей со смешными ногами. Но когда вокруг тебя гравитация, ничего смешного в таких ногах нет. Плоские концы ног называются пятками. Если бы у людей были такие же конечности, как у нас, они не смогли бы так хорошо ходить. Им обязательно нужно касаться пола хотя бы одной ногой, иначе они упадут на поверхность планеты.
Зоя потуже затянула ремень, прижимавший ребенка к койке, подоткнула под девочку край простыни и закрепила ее полоской "липучки". Дети должны спать в теплом уютном гнездышке. Сама Зоя предпочитала спать в невесомости, свернувшись в клубочек и плавая в своей спальне.
- Спокойной ночи, мамочка.
- Спокойной ночи. Поспи хорошенько, и не думай больше о черных дырах.
Но девочке снова приснились черные дыры. Они летали вокруг, тянули к себе, и малышка проснулась, тяжело дыша. Ей казалось, словно она падает и вот-вот врежется в невидимую стену.

* * *

- Ты что, серьезно! Так я богата!
Ксантия отвела глаза в сторону от экрана. Не стоило напоминать Зое, что весь полет она называла их отношения партнерством. Владела-то "Ширли" и "Леденцом" Зоя, а не она.
- Ну, и ты, конечно, тоже. И не сомневайся, я не поскуплюсь. Я тебя так хорошо обеспечу, что ты сможешь купить собственный корабль и обзавестись на нем своими маленькими копиями. Если захочешь.
Ксантия вовсе не была уверена, что именно так представляет себе райское блаженство, но промолчала.
- Зоя, есть проблема, - сказала она немного спустя, - и я... словом, я...
Но Зоя оборвала ее вновь:
- Первичная информация уже поступает ко мне по каналу телеметрии, я ввожу ее в компьютер. Подожди немного, я разверну корабль. Обработав твои данные, я через минуту начну торможение. А ты передай мне уточненные данные, как только они у тебя появятся.
Наступило недолгое молчание.
- Так что у тебя за проблема?
- Она разговаривает со мной, Зоя. Дыра говорила со мной.
На сей раз молчание длилось гораздо дольше той минуты, что требовалась радиосигналу на путь от одного корабля к другому, и обратно. Ксантия украдкой повернула ручку контрастности. Изображение ее сестры-матери начало тускнеть, и под конец экран превратился в серое пятно. Сама она сможет смотреть в глазок камеры, а Зоя ни о чем не догадается.
Проклятье, вот проклятье! Она решила, будто я свихнулась. Но я д_о_л_ж_н_а была ей это сказать.
- Я не уверена, правильно ли тебя поняла.
- Я ничего не выдумываю. Сама ничего не понимаю. Но она весь последний час разговаривала со мной, и наговорила множество с_т_р_а_н_н_о_с_т_е_й.
Снова молчание.
- Хорошо. Когда ты подберешься к ней поближе, не делай ничего, повторяю - н_и_ч_е_г_о, пока я не прилечу. Поняла?
- Зоя, я в своем уме. Слышишь - в с_в_о_е_м.
- Конечно, детка. Всему этому есть объяснение, и я отыщу его, как только прилечу. А ты пока держись. Я тут подсчитала - мне нужно около трех часов, чтобы добраться до той точки, в которой ты уравняешь свою скорость со скоростью дыры.
Обоим кораблям, летящим до этого параллельными курсами, предстояло отклониться от прямолинейной траектории, направляясь к дыре. Но Ксантия оказалась к ней ближе, чем Зоя, которой нужно было повернуть на больший угол и потратить больше горючего. Пожалуй, добираться ей часа четыре, а не три, решила Ксантия.
- Я отключаюсь, - сообщила Зоя. - Вызову тебя снова, как только лягу на новый курс.
Ксантия быстро отключила радио и принялась торопливо расстегивать замки страховочного пояса на кресле. Проклятая Зоя, черт бы ее побрал! Ах, сиди тихо и не дергайся. Я прилечу и быстренько объясню все необъяснимое. Все будет в порядке.
Она знала, что ей уже пора начинать торможение, но кое-что требовалось сделать, и безотлагательно.
Ксантия легко развернулась в воздухе, ухватилась за скобы всеми четырьмя руками, и нырнула сквозь люк в единственное другое жилое помещение на "Леденце" - комнату для упражнений. Оно было забито оборудованием, которое она поленилась закрепить на стенах, но Ксантии было все равно; она любила тесные комнатушки. Пробираясь сквозь лабиринт летающих предметов с непринужденностью рыбы, скользящей среди подводных зарослей, она добралась до нужной стены. Она была заклеена выдранными из технических описаний страницами - другой бумаги на "Леденце" не отыскалось. Ксантия принялась сдирать бумагу, вытирая свободной конечностью слезы. Под ней оказалось зеркало.
Как проверить здравость собственного рассудка? Ксантия не задумывалась над подобным вопросом; нужно лишь взглянуть на себя со стороны. Сейчас она смотрела на себя в зеркало и искала... что? Безумный взгляд? Пену на губах?
Она увидела свою мать.
Вся жизнь Ксантия представляла собой медленный процесс постепенного заполнения формы, в которой она была отлита - Зои. Она знала, что ее курносый носик со временем опустится, младенческая пухлость растает, а груди вырастут теми маленькими конусами, которые она привыкла видеть у матери, но не больше.
Ксантия ненавидела смотреть в зеркало.
Ксантия и Зоя были маленькими женщинами. Самой яркой чертой их внешности был пышный одуванчик желтых волос, более светлый, чем кожа. Когда настало время выбирать себе имя, юный клон уже почти решилась на Одуванчика, но тут наткнулась в словаре на слово xanthic*. Так уж совпало, что позывными "Леденца" оказались буквы X-A-N, и искушение оказалось слишком велико. К тому же она знала, что людям восточного происхождения полагается иметь кожу желтого оттенка, хотя и не понимала, почему.



Ну почему из всех возможных мест на корабле она выбрала именно это? Она внутренне напряглась, и, борясь с отвращением, приблизилась к зеркалу, отыскивая на лице признаки безумия. Узкие глаза слегка припухли, но сохраняли прежнюю глубину и невозмутимость. Она прижала к стеклу руки и слегка дрогнула,
услышав многочисленные легкие щелчки - ее длинные ногти коснулись ногтей двойника по ту сторону стекла. Ксантия вечно забывала подстригать их вовремя.
Она знала, что иногда видит в зеркале не себя. Она могла скривить рот, а отражение оставалось неподвижным. Ксантия улыбалась, а отражение хмурилось. Так случалось на протяжении двух последних лет, когда ее тело наносило последние завершающие штрихи на восемнадцатилетний процесс дублирования Зои. Она никогда об этом не говорила, потому что ей было страшно.
- Вот куда я забралась убедиться, не сошла ли я с ума, - произнесла она вслух, отметив, что губы в зеркале не шевельнулись. - Она что, собирается заговорить со мной? Прямо сейчас?
Ксантия принялась размахивать руками, Зоя в зеркале сделала то же самое. Пока что дела не очень плохи; не совпадают лишь мелкие детали: небольшие движения, особенно выражение лица. Зоя рассматривала ее бесстрастно, и ей, кажется, не нравилось увиденное. Эти маленькие морщинки в уголках рта, почти
жестокий прищур глаз...
Ксантия закрыла лицо ладонями, потом выглянула в щелочку между пальцами. Зоя тоже подсматривала в щелочку. Тогда Ксантия начала ловить летающие вокруг обрывки бумаги и снова заклеивать своего двойника в зеркале, закрепляя бумагу полосками липкой ленты.

* * *

Животное с двумя спинами и ногами на каждом конце тела зашевелилось, разделилось и превратилось в Зою и Ксантию, тяжело дышащих и парящих в невесомости. Отталкиваясь от стен, словно обезьяны, и избавляясь от избытка энергии, они постепенно успокоились и задышали ровнее. Золотые влажные волосы и вспотевшая кожа время от времени соприкасались.
Двойники медленно дрейфовали в центре полутемной спальни. Зоя уже спала, тело ее полностью расслабилось и обмякло до того предела, который возможен только в невесомости. Ее нога коснулась живота Ксантии, медленное вращение тела прекратилось. Нога была влажной. В маленькой комнатке густо пахло страстью. Тихо гудели кондиционеры, очищая воздух.
Легко подтолкнув пальцем лодыжку Зои, Ксантия развернула ее лицом к себе. Вьющиеся светлые волосы защекотали ей нос, щеки коснулось теплое дыхание Зои.
Ну почему им не бывает так хорошо всегда?
- Ты не моя мать, - прошептала она. Зоя не отреагировала на произнесенную вслух ересь. - Н_е мать.
Зоя лишь год назад призналась, что их родство гораздо более тесное. Сейчас Ксантии исполнилось уже пятнадцать.
Но что же изменилось? Должно же за простым знанием того, что они не мать и дочь, скрываться нечто особое. В их отношениях появилось некое новое качество, все возрастающее с приближением конца полета. Ксантия смотрела в глаза, где прежде видела любовь, а теперь лишь пустоту и холодность.
"Восточная непостижимость, что ли?" - наполовину шутливо, наполовину всерьез спрашивала она себя. Всю свою жизнь она провела в обществе из двоих, зная лишь одного другого человека - со своим лицом. Но она, как ей думалось, знала Зою. Теперь же ее уверенность таяла с каждым новым взглядом на ее лицо, с
каждым километром пути к Плутону.
Плутон.
Ее мысли с благодарностью переключились с ежедневных проблем, и она задумалась об этом невообразимом пока месте. Она попадет туда всего через четыре года, ей предстояло освоить потрясающие культурные изменения в своей жизни. Подумав об этом, она ощутила в груди нечто непонятное и предположила, что ее нетерпеливо ожидающее сердце пропустило очередной удар. Во
всяком случае, такое происходило с персонажами в тех записях, что ей доводилось смотреть или читать. Их сердца постоянно возбужденно бились, сжимались, замирали или пропускали удары.
Оттолкнувшись от Зои, она медленно подплыла к иллюминатору. Там Ксантию ждали все ее друзья, единственные друзья, которых она знала - звезды. Она поприветствовала их одну за другой, негромко произнося выученные в детстве мнемонические стишки и считалки, словно читаемую перед сном молитву.
Шутки шутками, подумала она, а ведь вид из моего окошка наверняка привел бы в ужас многих из тех незнакомцев, с которыми ей предстояло встретиться на Плутоне. Она читала, что многие люди, выросшие в подземных туннелях, не выносят открытых пространств. И что их так пугает, недоумевала она. Ее-то заранее пугали толпы, гравитация и мужчины. И зеркала.
- Проклятье! Вот проклятье! Ведь я буду там попросту б_е_с_п_о_м_о_щ_н_о_й. Маленькая девочка-идиотка из захолустья, приехавшая в большой город.
Некоторое время она мечтала о тех бесчисленных, известных только понаслышке удовольствиях, которых она никогда не испытывала. Каково будет, к примеру, поплавать в бассейне огромного подземного диснейленда? Или обольстить парня?
- Или с_т_а_т_ь парнем...
Из-за этого они с Зоей впервые яростно заспорили. Когда Ксантия достигла подросткового возраста - а в такие годы всегда хочется поэкспериментировать - она узнала от Зои, что на корабле нет медицинского оборудования для смены пола. И что она обречена провести свои критические годы, годы развития,
жалким унисексом - существом с постоянным полом.
- Это навсегда оставит след в моей психике, - доказывала она Зое, успев к тому времени начитаться популярных книжек по психологии.
- Чушь, - парировала Зоя, вынужденная объяснять, почему она не запаслась вирогенетическим импринтером и синтезатором Y-хромосом. А эти приборчики, как отметила Ксантия, должны иметься в домашнем хирургическом наборе к_а_ж_д_о_й уважающей себя семьи.
- Человеческая раса миллионы лет обходилась без смены пола, - заметила Зоя. - Даже после Вторжения. И мы сотни лет были расой, владеющей высокими технологиями, но не практикующей подобные изменения. Миллиарды людей жили всю свою жизнь, ни разу не сменив пол.
- Угу, а ты вспомни, как они выглядели.
А сейчас, вот уже в который раз в бесконечной цепочке таких же ночей, Ксантии не спалось. Ее не покидала тревога о жизни на Плутоне, тревога о Зое и ее странном поведении и невозможность объяснить все в ее маленькой вселенной, которая за последние годы стала невыносимо сложной.
Интересно, как же это будет с мужчиной?

* * *

Прошло три часа с тех пор, как Ксантия привела "Леденец" к той тщательно рассчитанной точке пространства, где, по показаниям ее приборов, находилась черная дыра. Она уже давно поняла, что даже если она дыру отыщет, увидеть ее все равно не сможет, но все же не удержалась и прильнула к иллюминатору, обшаривая глазами звездные россыпи в поисках хоть какого-то зримого доказательства. Глупое занятие, разумеется. Хотя масса дыры и составляла от десяти до пятнадцати тонн (первоначальная оценка оказалась ошибочной на порядок), ее реальный диаметр равнялся всего лишь долям миллиметра. Ксантия выдерживала безопасное удаление в сотню километров, но если не увидеть, то хотя бы о_щ_у_т_и_т_ь она что-то должна, верно?
Бесполезно. Этот сектор пространства абсолютно ничем не отличался от прочих.
- Хочу, чтобы мне кое-что объяснили, - заявила дыра. - Что будет со мной, когда вы меня поймаете?
Вопрос удивил Ксантию - она до сих пор никак не могла свыкнуться с тем, что этот голос представляет собой нечто большее, чем некое раздражающее заблуждение вроде ее собственного лица в зеркале. Как изволите общаться с эдакой нелепостью? Неужели внутренне признать, что он существует и даже обладает какими-то чувствами?
- Ну, наверное, просто пометим тебя - в компьютере. Ты для нас слишком большая, чтобы тащить за собой к Плутону, поэтому мы повисим рядом недельку, уточняя траекторию, пока не будем знать точно, где тебя отыскать потом, затем улетим. На обратном пути станем маневрировать, чтобы никто не смог восстановить наш маршрут и отыскать тебя - ведь когда мы вернемся, все узнают, что мы отыскали большую дыру.
- А как они узнают?
- Потому что мы наймем... вернее, Зоя наймет один из этих огромных буксиров, прилетит на нем сюда, объявит тебя своей собственностью и отбуксирует... так что ты на это скажешь?
- Тебя очень интересует ответ?
Чем больше Ксантия размышляла, тем меньше ей это нравилось. Получалось, что если она и самом деле не стала жертвой галлюцинации, то они собираются захватить и лишить свободы разумное существо. Ни в чем не повинное разумное существо, летающее себе на окраине системы, которое вдруг обнаруживает, что его...
- У тебя есть пол?
- Нет.
- Ладно, должна признать, что была с тобой грубовата. Но лишь потому, что ты меня очень удивила, а я от неожиданности слегка испугалась.
Дыра промолчала.
- Странная ты, вообще-то, личность, или кто ты там есть, - заметила Ксантия.
Снова молчание.
- Почему бы тебе не рассказать о себе побольше? Каково быть черной дырой, и все такое прочее? - попросила Ксантия, испытывая от своих слов какое-то глуповатое смущение.
- Я живу почти как ты, день за днем. Перелетаю от звезды к звезде, и на каждый полет у меня уходит около десяти миллионов лет. Прилетев, я пронизываю ядро звезды. Я делаю это столько раз, сколько необходимо, потом улетаю, разгоняясь в поле тяготения массивной планеты. Тунгусский метеорит, пролетевший над Сибирью в 1908 году, был черной дырой, набирающей скорость по пути к Юпитеру, где она могла дополнительно разогнаться до такой скорости, чтобы покинуть вашу систему.
- А что значит - столько раз, сколько необходимо, - встревожено спросила Ксантия.
- Обычно хватает пяти или шести тысяч проходов.
- Нет, я имела в виду другое - з_а_ч_е_м? Ради чего ты пролетаешь сквозь ядро звезды?
- Масса, - пояснила дыра. - Мне необходимо восстановить массу. Теория относительности утверждает, что из черной дыры не может вылететь ничто, но из законов квантовой физики, особенно принципа неопределенности Гейзенберга, следует, что, начиная с определенного радиуса, координаты частицы не могут быть определены точно. Я постоянно теряю массу благодаря туннельному эффекту. Не вся она расходуется бесполезно, потому что я умею управлять направлением и формой испаряющейся массы, а получающуюся при этом энергию использовать для обеспечения таких функций, которые ваши современные физики полагают невозможными.
- Каких, например?
Ксантия начала нервничать, сама не зная почему.
- Я могу обменивать инерцию на гравитацию и создавать энергию самыми различными способами.
- Выходит, ты способна перемещаться?
- Да, но медленно.
- И питаешься ты...
- Чем угодно.
Ксантию окатила волна внезапной паники, но она никак не могла понять, что же пошло не так. Она взглянула на приборы и ощутила, как волоски на ее коже - от кистей и лодыжек до шеи - встали дыбом.
Дыра оказалась на десять километров ближе того места, где ей следовало находиться.

* * *

- Как ты могла так п_о_с_т_у_п_и_т_ь со мной? - бушевала Ксантия. - Я доверилась тебе, а чем ты мне отплатила - попыталась подкрасться поближе и... и...
- Я поступила так не намеренно. Я разговариваю с тобой, управляя гравитационным волнами. Чтобы диалог состоялся, между нами необходимо создать определенное поле притяжения. Тебе не грозит опасность.
- Ни за что не поверю, - разгневанно ответила Ксантия. - Полагаю, ты лишь отвлекаешь меня болтовней. Вряд ли силы гравитации действуют именно так, как ты говорила. И что-то я не припоминаю, что ты очень уж старалась объяснить мне принцип нашего общения, когда мы начали разговор.
Теперь до нее дошло, что дыра говорит намного быстрее и свободнее, чем поначалу. Или она очень быстро учится, или ее прежнее косноязычие было намеренным.
- Ты права, - призналась дыра, помолчав.
- Тогда для чего ты так поступила? - тут же воспользовалась моральным преимуществом Ксантия.
- То был рефлекс, вроде моргания на ярком свету или отдергивания руки из огня. Когда я чую материю, меня к ней притягивает.
- Как мотылька к огню, если воспользоваться затертым сравнением. Но ты не мотылек, а я не огонь. Я тебе не верю. Полагаю, ты можешь и остановиться, если захочешь.
Дыра опять помедлила с ответом.
- Ты права.
- Так ты пыталась...
- Я пыталась тебя съесть.
- Ничего себе! Вот так запросто взять да и съесть своего собеседника?
- Материя есть материя, - заметила дыра, и Ксантии показалось, что в ее голосе прозвучало стремление защититься.
- Так что ты думаешь о том, что мы собираемся с тобой сделать? Ты уже почти сказала, но мы отвлеклись, пока ты рассказывала, откуда прилетела.
- Насколько я поняла, вы собираетесь за мной вернуться. Меня отбуксируют на орбиту возле Плутона, продадут, и в конце концов я окажусь внутри орбитальной энергостанции, где люди будут сбрасывать материю в мой гравитационный колодец, извлекая дешевую энергию из гравитационного коллапса.
- Да, примерно так и будет.
- Идеальный вариант. Вся моя жизнь проходит в борьбе. Если я не смогу отыскать и поглотить материю, то начну терять массу до тех пор, пока не стану меньше атомного ядра. Скорость потери массы начнет возрастать по экспоненте, и моя вселенная исчезнет. Даже не представляю, что со мной случится после это-
го. И никогда не желала узнать.
Насколько можно верить этому существу? Способно ли оно быстро перемещаться? Может, стоит отлететь от него подальше? Сейчас шлюпка и дыра были взаимно неподвижны, но медленно удалялись от той точки, координаты которой она передала Зое.
Пожалуй, не стоит опасаться, что дыра сумеет на нее наброситься. Если она на это способна, то уже давно поступила бы именно так - съела бы Ксантию и начала дожидаться Зою. Беззащитную Зою, потому что она не сможет ее засечь из-за сломанного детектора массы.
Надо передать Зое новые векторы. Ксантия попыталась рассчитать координаты точки встречи со своим двойником, но ее снова отвлекла дыра.
- Сейчас мне хотелось бы поговорить с тобой о том, ради чего я, собственно, и установила с тобой контакт. Слушая радиопередачи с Плутона, я узнала кое-какие факты, о которых желательно узнать и тебе. Впрочем, вполне возможно, что они тебе уже известны. Ты знаешь о законах контроля над клонированием?
- Нет. Что это за законы?
Ксантию снова охватил беспричинный страх.
По словам дыры, генетические законы оказались крайне простыми. Вот уже три столетия, как люди обрели практическое бессмертие, и возникла необходимость ограничить рост населения. И даже если каждый заведет только одного ребенка, осуществив свое Право на рождение, число людей все равно будет увеличиваться. Некоторое время лазейкой для обхода закона было клонирование, но теперь с этим покончено. Отныне только один человек имеет право на свой набор генов. Если одной и той же генетической комбинацией обладают две личности, одна из них объявляется лишней и уничтожается.
- Так что Зоя обладает правом собственности на свой генетический код, - заключила дыра. - И это ее право защищено длинным рядом судебных решений.
- Выходит, что я...
- Лишняя.

* * *

Зоя встретила ее в шлюзе, когда Ксантия состыковала шлюпку с кораблем. Она улыбалась, и Ксантия снова испытала то чувство, какое в последние годы охватывало ее при виде улыбающейся Зои: словно она щеночек, которого почесывают за ушами. Они поцеловались, потом Зоя немного отстранилась, разглядывая Ксантию.
- Дай-ка мне на тебя взглянуть. Неужели прошло всего три месяца? Ты в_ы_р_о_с_л_а, детка моя.
Ксантия залилась краской. - Я уже не ребенок, мама. - Но она была счастлива. Очень счастлива.
- Да. Не ребенок. - Она коснулась груди Ксантия, потом медленно повернула своего двойника. - Немного округлилась в бедрах, верно?
- И в груди тоже. На целый дюйм за эти три месяца. Я уже почти взрослая.
Ксантия была права. В шестнадцать лет юный клон смотрелся почти зрелой женщиной.
- Почти взрослая, - повторила Зоя, и отвела глаза от своей копии. Ксантия снова обняла ее, они поцеловались и рассмеялись. Напряженность пропала.
Они любили друг друга, и не просто разок перед сном, а много раз, не скупясь на взаимную нежность и ласку. Кто-то из них произнес - Ксантия так и вспомнила, кто именно, потому что слова оказались настолько точными, что могли принадлежать любой из них двоих, - что единственная польза от этих трехмесячных разлук заключается в возвращении домой.
- Ты прекрасно справилась, - сказала много часов спустя Зоя, паря в их темной спальне, где воздух все еще остро пахнул потом. - Ты так ловко управляла шлюпкой, словно она была частью твоего тела. Я наблюдала за причаливанием. Мне так х_о_т_е_л_о_с_ь увидеть, как ты совершаешь ошибку, что уж ни одного промаха я бы не упустила. - Ее зубы блеснули в звездном свете двумя белыми полосками чуть пониже искорок глаз и пышной шапки волос, похожей на цветок одуванчика.
- Пустяки, нечего сложного, - небрежно бросила ликующая в душе Ксантия. Уж она-то отлично знала, насколько т_р_у_д_н_о_й оказалась задача.
- Что ж, в следующий раз я снова позволю тебе управлять шлюпкой самостоятельно. И вообще, с сегодняшнего дня можешь считать ее с_в_о_и_м кораблем. Теперь ты на нем капитан.
Вряд ли то был подходящий момент признаться Зое, что она уже давно мысленно считала шлюпку своей. И тем более успела дать ей имя.
Зоя негромко рассмеялась. Ксантия повернула к ней голову.
- Я вспомнила тот день, когда впервые ступила на борт собственного корабля, - сказала она. - То был великой день. Представляешь, собственный корабль!
- Правильно, только так и следует жить, - согласилась Ксантия. - Кому нужны эти толпы людей? Нам хватит друг друга. А еще говорят, что охотники за дырами все сумасшедшие. Я... я хотела... - Слова застряли у нее в горле, но Ксантия знала, что произнести их нужно именно сейчас, потому что потом может оказаться слишком поздно. - Я не хочу долго оставаться на Плутоне, мама. Уж лучше сразу вернуться обратно. С тобой.
Все. Слова произнесены.
Зоя долго молчала.
- Об этом мы сможем поговорить позже.
- Я люблю тебя, мама, - сказала Ксантия. Чуть громче, чем следовало бы.
- И я тебя люблю, детка, - пробормотала Зоя. - Давай немного поспим, хорошо?
Ксантия попыталась заснуть, но сон не шел. Что же она сделала н_е т_а_к?
Покинув темную комнату, она поплыла по кораблю, отыскивая нечто утерянное. Или то, что ей еще предстоит потерять? Она не была уверена, как будет правильнее. Да что вообще произошло, в конце концов? Ничего конкретного, ничего существенного. Она любит мать, но... почему тогда ее душат слезы?
В душевой, забравшись в гигиенический мешок и окутанная теплым туманом, она посмотрела в зеркало.

* * *

- Зачем? Зачем она это сделала?
- Одиночество. И безумие. Кажется, они взаимосвязаны. Ее решение оказалось таким. Ты вовсе не первый ее клон.
До сих пор Ксантия полагала, что ее невозможно потрясти, но ясность, наступившая в ее сознании после этого простого утвердительного предложения оказалась воистину ошеломляющей. Зое всегда требовался компаньон вроде Ксантии. Ей был нужен ребенок, чтобы скрасить долгие тягучие годы полета, хотя бы просто поговорить. Почему бы ей тогда не завести собаку? Ксантия внезапно ощутила себя корабельной зверушкой, и ее замутило. А местные законы требуют уничтожить животное перед посадкой. Жаль, конечно, но ничего не поделаешь. И весь последний год Зоя собиралась с духом, чтобы избавиться от нее.
А сколько уже было маленьких Ксантий? Быть может, они даже имя себе выбирали такое же; ведь они были точной ее копией. Три? Четыре? Она заплакала, подумав о своих позабытых сестрах. А если...
- А как я узнаю, говоришь ли ты правду? Разве Зоя смогла бы такое скрыть? Я смотрела записи о Плутоне, и не нашла там даже упоминания о таком законе.
- Она стерла все опасное еще до твоего рождения. Она была очень осторожна. Встань на ее место: из вас двоих право на существование имеет только одна, но закон не определяет, кто именно. Если Зоя умирает, по закону ты занимаешь ее место. И если бы ты об этом знала, то можешь представить, какая жизнь
сейчас была бы на корабле?
- Я тебе не верю. Ты наверняка что-то задумала.
- Спроси ее сама, когда она прилетит. Но будь осторожна. Продумай все до мелочей.

* * *

Она все обдумала. Размышляя, она даже не ответила на три последних вызова Зои. Нужно было оценить все варианты, заранее рассчитать все возможности. Задача оказалась до невозможности трудной; она знала, что эмоции не дают ей мыслить ясно и четко, а времени взять себя в руки уже не осталось.
Но она сделала все, что смогла. И теперь "Леденец", не изменившись внешне, стал боевым кораблем.
Зоя приближалась, оседлав направленный вперед факел ядерного выхлопа, направляя корабль в точку, расположенную прямо по курсу относительно Ксантии. Ядерный двигатель "Ширли" был слишком опасен для маленькой шлюпки, и последние маневры перед стыковкой предстояло совершить "Леденцу".
Наблюдая в телескоп, Ксантия увидела, как выключился двигатель "Ширли". Она ясно видела корабль на экране, хотя их разделяло пятьдесят километров.
На экране связи появилось лицо Зои. Ксантия включила свою камеру.
- Наконец-то. Почему ты не отвечала?
- Решила, что еще рано.
- А теперь будь любезна, расскажи-ка, что это за чушь ты несла о говорящих черных дырах? Что тебе в голову взбрело?
- Можешь не волноваться. Никакой дыры, кстати, не было. Я просто хотела поговорить с тобой кое о чем. О том, что ты забыла стереть из записей в библиотеке "Лед..." шлюпки. Ты очень тщательно поработала с записями на "Ширли", но не проявила усердия здесь. Полагаю, ты не думала, что я когда-либо ими воспользуюсь. Скажи, что такое закон о контроле над клонированием?
Лицо на экране застыло маской. Или это зеркало, отражающее ее улыбку. На кого я смотрю, на себя или на Зою? Охваченная отчаянием, Ксантия щелкнула тумблером, переключив на экран изображение от телескопа, стерев с него лицо. Попытается ли Зоя убедить ее в том, что она ошибается? Если попробует, то Ксантия заранее решила ничего не делать. Она никак, абсолютно никак не могла проверить или опровергнуть любую ложь, сказанную Зоей. Что она могла противопоставить ее словам? Разве что фантастическую сказочку о говорящей черной дыре.
"Прошу тебя, скажи хоть что-нибудь", - мысленно молила она. - "Сними с меня ответственность, необходимость решать". Она была скорее готова умереть, поверив в ложь Зои, чем положиться на слова черной дыры, свидетельствующие против нее.
Но Зоя стала не говорить, а действовать, и именно так, как предсказывала дыра. Вспыхнули огоньки двигателей ориентации, "Ширли Темпл" начала медленно разворачиваться, отыскивая кормовыми соплами пятнышко на экране телескопа. После прицеливания двигатель будет включен, а Ксантия и ее кораблик превратятся в облачко пара.
Но Ксантия была наготове, ее руки уже давно лежали на рукоятках управления двигателем. "Леденец" мог давать неплохое ускорение, и оно мгновенно вдавило Ксантию в кресло, унося ее из опасной зоны.
Ядерные двигатели "Ширли" вспыхнули, и началась смертельная охота. Ксантия видела пляшущий вокруг нее тонкий, невероятно горячий луч плазмы - Зоя непрерывно разворачивала корабль, направляя луч на шлюпку. Долго увертываться от него Ксантия не смогла бы, но продержаться ей требовалось совсем недолго.
Потом огоньки погасли. Экран вспыхнул - фотоприемники телескопа уловили интенсивную вспышку энергии и на время отключились из-за перегрузки. И все. Экран радара был совершенно чист.
- Как я и предсказывала, - сказала дыра.
- Заткнись, - бросила Ксантия. Она сидела, застыв в кресле, и мелко дрожала от возбуждения.
- Потерпи, недолго осталось. Благодарности я не жду. Но то, что ты сделала, ты сделала ради себя.
- И ты тоже... т_в_а_р_ь! Будь ты проклята, проклята! - крикнула Ксантия, размазывая слезы. - И не думай, что ты меня одурачила. Во всяком случае, не до конца. Я знаю, что ты сделала, и как.
- В самом деле?
Голос прозвучал леденяще холодно и отдаленно. Теперь, избавившись от опасности, дыра быстро теряла к ней интерес.
- Да, знаю. И не вздумай сказать, что ты случайно изменила направление полета таким образом, чтобы оказаться достаточно близко к Зое, когда она сюда прилетела. У тебя все было рассчитано с самого начала.
- И гораздо раньше, чем ты думаешь, - подтвердила дыра. - Я пыталась прихватить вас обеих, но это оказалось невозможно. Мне осталось лишь извлечь из ситуации максимальную пользу.
- Заткнись. Заткнись!
Голос дыры изменился, превратившись из нейтрального в нечто такое, что могло бы послышаться из бака с жидким гелием. Теперь его уже было невозможно спутать с человеческим.
- То, что я сделала, пошло на пользу мне. Но я спасла твою жизнь. Она намеревалась тебя убить. И я вынудила ее маневрировать так, чтобы, направив выхлоп двигателя в твою сторону, она полетела к черной дыре, засечь которую не могла.
- Ты и_с_п_о_л_ь_з_о_в_а_л_а меня.
- И ты использовала меня. Вы собирались запереть меня в тюрьме на энергостанции.
- Но ведь ты сама говорила, что н_е возражаешь! Сказала, что это превосходное место.
- Неужели ты поверила, что главное в жизни - еда? В огромной вселенной есть множество такого, о чем ты и не подозреваешь. Да, я передвигаюсь медленно. И если детектор массы работает, дыру легко поймать: Зоя делала это трижды. Но теперь вам до меня не добраться.
- Что ты хочешь этим сказать? Что ты собираешься сделать? И что делать м_н_е?
Вопрос причинил Ксантии такую боль, что она едва расслышала ответ.
- Я улетаю. Я превратила "Ширли" в энергию, и поэтому моя масса увеличилась очень мало. Я выстреливаю энергию очень плотным пучком, и теперь улетаю из вашей системы. Ты меня больше никогда не увидишь. У тебя две возможности на выбор. Можешь вернуться на Плутон и рассказать всем о том, что здесь произошло. Если ваши ученые тебе поверят, им придется заново переписать кое-какие законы природы. Такое уже случалось, но доказательства обычно были более убедительными. Тебя будут расспрашивать и доказывать, что никто еще не сталкивался с тем, как черная дыра избегает захвата, разговаривает или меня-
ет скорость. Можешь объяснить, что если у дыры появляется шанс защититься, то рассказывать про это потом уже некому.
- Расскажу. О_б_я_з_а_т_е_л_ь_н_о расскажу!
Ксантию терзали жуткие сомнения. А не могло ли отыскаться другое решение ее проблемы - такое, при котором Зоя осталась бы жива? Насколько подлой оказалась ловушка, подстроенная дырой?
- Есть и вторая возможность, - безжалостно продолжала дыра. - Скажи мне, ч_т_о ты делаешь тут, в шлюпке?
- Что я делаю... Так я же говорила, мы...
Ксантия смолкла. Ее душил застрявший в горле комок.
- Ты сможешь легко прикинуться сумасшедшей. Ты обнаружила в библиотеке "Леденца" нечто такое, что вынудило тебя убить Зою. Это новое знание оказалось для тебя непосильным. Защищая свой рассудок, ты выдумала меня, - якобы обманом заставившую тебя сделать то, что ты сделала. Посмотри в зеркало и ответь мне - как по-твоему, поверят ли тебе? Присмотрись внимательнее
и будь честна перед собой.
Ксантия впервые услышала, как дыра смеется - звук доносился словно со дна глубокого колодца. Отвратительный, гнусный смех.
Быть может, Зоя умерла еще месяц назад, задушенная, отравленная или зарезанная ножом. И все это время Ксантия, оцепенев, просидела в шлюпке, и выдумала этот эпизод для оправдания убийства. Это б_ы_л_а самозащита - прекрасное оправдание, к тому же очень убедительное.
Но она знала. Она была уверена, как никогда прежде не была уверена ни в чем другом, что дыра была, что все происходило именно так, как она это видела. Перед ее мысленным взором снова мелькнула вспышка, та жуткая вспышка, что превратила Зою в радиацию. Но знала она также и то, что другое объяснение до
конца жизни не даст ей покоя.
- Советую тебе о нем забыть. Вернись на Плутон, расскажи всем, что твой корабль взорвался, что ты спаслась на шлюпке, и что ты - это Зоя. Займи ее место в мире, и никогда, н_и_к_о_г_д_а не упоминай о говорящих черных дырах.
Голос становился все тише, пока не пропал окончательно. Больше она его не слышала.
Через несколько дней, наполненных отчаянием, слезами и самообвинениями, Ксантия поступила именно так, как предсказала дыра. Но жизнь на Плутоне ей совершенно не понравилась. Там оказалось слишком много людей, и никто из них не был похож на нее. Она задержалась там ровно настолько, чтобы снять деньги Зои со счета в банке и купить корабль, который назвала "Ширли Темпл". Он был массивен, и запаса энергии в нем хватило бы долететь до ближайших звезд, если бы такая необходимость возникла. А Ксантия кое-что потеряла в межзвездной пустоте, и твердо решила искать, пока не отыщет снова.


(*) АЕ - астрономическая единица: расстояние от Земли до
Солнца - около 150 миллионов километров.
(*) xanthic (англ.) - желтый. (примечание переводчика)

Джон Варли. Леденец и Липучка